На сколько позволяла промерзшая дорога
Перейти к содержимому

На сколько позволяла промерзшая дорога

  • автор:

Святочный рассказ П. В. Засодимского «Терехин сон»: своеобразие жанровой природы и поэтики Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Вигерина Л.И.

В статье исследуется жанровая природа и поэтика святочного рассказа П. В. Засодимского «Терехин сон» (1880). Делаются выводы об очерковой природе произведения, включающей в себя также компоненты святочной словесности, утопии . Проводятся параллели со святочными рассказами писателей-народников.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Вигерина Л.И.

Святочный рассказ как жанр
Жанры календарной словесности и русская литературная сказка XIX века
Креативные рецепции тургеневских рассказов Виктором Пелевиным
Образ-символ вещи в святочных рассказах Н. С. Лескова «Жемчужное ожерелье» и «Неразменный рубль»
Мотив как средство представления контекстуального содержания в святочных рассказах Н. С. Лескова
i Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article explores the genre nature and poetics of P.V. Zasodimsky’s Christmas story Terekha’s dream (1880). Conclusions are drawn about the sketch nature of the story, which includes the components of Christmas literature and utopia. Parallels with Christmas stories by the Russian populist writers ( narodniki) are drawn.

Текст научной работы на тему «Святочный рассказ П. В. Засодимского «Терехин сон»: своеобразие жанровой природы и поэтики»

Святочный рассказ П. В. Засодимского «Терехин сон»: своеобразие жанровой природы и поэтики

В статье исследуется жанровая природа и поэтика святочного рассказа П. В. Засодимского «Терехин сон» (1880). Делаются выводы об очерковой природе произведения, включающей в себя также компоненты святочной словесности, утопии. Проводятся параллели со святочными рассказами писателей-народников.

Ключевые слова: П. В. Засодимский, народническая литература, святочный рассказ, очерк, утопия.

P. V. Zasodimsky’s Christmas Story Terekha’s Dream: Originality of the Genre and Poetics

The article explores the genre nature and poetics of P.V. Zasodimsky’s Christmas story Terekha’s dream (1880). Conclusions are drawn about the sketch nature of the story, which includes the components of Christmas literature and utopia. Parallels with Christmas stories by the Russian populist writers (narodniki) are drawn.

Key words: P. V. Zasodimsky, Russian populist literature, Christmas story, sketch, utopia.

В последние двадцать пять лет наблюдается устойчивый интерес отечественных литературоведов к жанру святочного рассказа, о чем свидетельствует множество диссертаций, монографий, научных статей. Такой интерес вполне объясним: в 90-е годы XX века происходит не только смена политического, экономического курса страны, но и смена культурной парадигмы. Возвращение к истокам национальной культуры, к духовно-культурным традициям, таким, например, как празднование Рождества, Крещения, Пасхи, обусловило и обращение к календарной словесности, зародившейся в отечественной литературе XIX века и достигшей небывалого масштаба и расцвета к концу столетия. В периодической печати последнего десятилетия XX века и до сегодняшнего дня к праздничным датам вновь печатаются тематические сборники рождественских и пасхальных рассказов и стихов, включающие как произведения писателей

предшествующих эпох, так и современные. Литературоведческая наука, в свою очередь, прилагает усилия осмыслить феномен календарной словесности в ее национальном варианте, исторической изменчивости, жанровом разнообразии и стилевых особенностях. Несмотря на то, что в разработке указанной проблематики достигнуты определенные успехи, остаются литературные феномены, не нашедшие отражения в науке. Так, актуальной является задача изучения жанра святочного рассказа в народнической беллетристике с целью определения вклада писателей-народников в разработку жанров календарной словесности и создания полной картины жизни жанра в последней четверти XIX века.

Данная статья является попыткой определить своеобразие произведений календарной словесности, созданной писателем-народником П. В. За-содимским в 1880-90-е годы, на примере его рассказа «Терехин сон» (1880)1.

Жанр святочного рассказа занимает значительное место в творчестве П. В. Засодимского: святочные рассказы для детей, многие из которых вошли в два тома его «Задушевных рассказов», произведения для взрослого читателя, например, психологический рассказ «Перед потухшим камельком», продолжающий традицию прозы Ф. М. Достоевского, в частности, «Записок из подполья», рассказы, посвященные народу, народному миросозерцанию («Бедный Христос»).

В научной литературе святочные рассказы писателя не стали объектом всестороннего изучения, они лишь упоминаются в качестве иллюстрации в работах, посвященных основным тенденциям развития календарной словесности в русской литературе XIX века [8], не ставится и вопрос о жанровой природе святочных рассказов П. В. Засодимского, они привлекаются только в качестве примера соответствия или трансформации жанрового канона святочного рассказа. Все это определило актуальность настоящего исследования.

Вопрос о жанровом репертуаре святочной словесности не нашел широкого отражения в исследовательской литературе, лишь в немногих работах мы встречаем постановку этой проблемы. Так, в диссертации С. Ю. Николаевой справедливо указывается, что часто «календарно-

1 Впервые рассказ опубликован в 12 номере журнала «Слово» за 1880 год. Переиздан в сборнике Крестьянские судьбы: Рассказы русских писателей 60-70-х годов XIX века. М., 1986. Текст рассказа цитируется по электронному ресурсу: http://az.lib.rU/z/zasodimskij_p_w/text_1880_terehin_son.shtml

духовную литературу ограничивают жанром рассказа»: «На самом деле устойчивые компоненты святочной, рождественской, пасхальной, крещенской календарной словесности, образуя жесткую структуру, существуют в известных жанровых формах рассказа, очерка, романа, повести, легенды, этюда, дневниковой записи, миниатюре, сказке и др. В таком случае следует говорить о рождественском романе, рождественской сказке, святочной легенде и пр. Рассказ же является лишь одной из жанровых модификаций календарной словесности» [6].

В настоящей статье святочный рассказ П. В. Засодимского «Терехин сон» рассматривается как очерк народной жизни и народного миросозерцания, включающий в себя структурные элементы святочного рассказа и народной утопии. Анализ рассказа может прояснить специфику использования жанра календарной словесности в народнической литературе.

Рассказ «Терехин сон» автор снабдил подзаголовком «святочный рассказ». Тем не менее, в нем отсутствуют характерные для этого жанра приметы: события не приурочены к Рождеству или святкам, традиционного чуда и метаморфозы героя не происходит, нет счастливой развязки. Черты святочного жанра можно обнаружить в «Терехином сне» лишь в редуцированном виде.

1. События рассказа четко не приурочены к Рождеству, но такие детали, как зимний вечер, семья за ужином, звезда на небе («вызвездило») (звезда как обязательный атрибут рождественского праздника) отсылают к рождественскому хронотопу. Жанровый подзаголовок рассказа и указанные детали должны сформировать, по мысли писателя, установку читателя на восприятие последующего повествования как святочного, на ожидание чудесных событий, благополучного финала.

2. Мотивы жизненного неустройства, социальной несправедливости -типично рождественские; они присутствуют в рождественских повестях Ч. Диккенса, Г. Х. Андерсена и в святочных рассказах русских писателей, особенно второй половины XIX века. В рассказе П. В. Засодимского в очерковой форме дается картина бедности крестьянского семейства: нет хлеба на утро, нечем топить печь, ветхая изба, в которой дует из всех щелей и углов и пр. Мотив жизненного неустройства усиливается мотивом холода, характерным для рождественских и святочных рассказов. Исследователи предлагают такие святочные рассказы называть «антирождественскими» [3] или «антисвяточными», которые «появляются как результат трагического столкновения между чудом рождественской ночи и его несостоятельностью, его чуждостью реальной действительности» [4,

с. 40]. Если следовать предложенному исследователями делению произведений на святочные и антисвяточные, то «Терехин сон» П. В. Засодимско-го вполне может быть определен как антисвяточный.

3. Введение в святочный рассказ сна героя является традиционным для этого жанра. Современные исследователи указывают на жанрообразу-ющую функцию мотива сна, определяющую стирание границы между волшебным сном и явью, мотивацию появления чудесного: «Момент погружения героя в сон знаменует начало нового этапа в его существовании: так манифестируется возможность или неизбежность появления сказочной машинерии. <. >Сон в рождественском жанре является одновременно временным и пространственным ориентиром. Он может быть охарактеризован как альтернативный реальному топос, вмещающий в себя несколько локальных пространств. Подобная масштабность рождественского сна обусловлена путешествием героя во времени и пространстве» [2].

В рассказе П. В. Засодимского функция сна связана, с одной стороны, с обличительным пафосом автора, его стремлением подчеркнуть противоестественность бедной, голодной, бесправной, страдательной жизни крестьян в свете общегуманистических представлений о счастье человека; с другой стороны, сон должен раскрыть крестьянское представление о справедливости (в аду мучаются земляки Терехи, которые обдирали и живого и мертвого, спаивали народ и пр., в раю пребывают родные и знакомые Терехи — страдальцы, не сотворившие никакого великого греха), идеал счастливой жизни земледельца, основанной на социалистических принципах организации хозяйствования и жизни вообще: «работай, сколько можешь», «бери, сколько надо».

Однако в рассказе П. В. Засодимского, в отличие от рождественского, сон имеет самодостаточное значение: он не приводит к изменению героя, его жизненной позиции, не побуждает его что-то переменить в своей жизни. Он лишь подчеркивает контраст между реальностью и представлением об идеале, дает возможность автору создать утопический образ счастливой крестьянской жизни, отразить народные представления о социальной справедливости.

Чудесное в рассказе появляется только во сне, поэтому оно и не воспринимается как фантастическое. Полет героя вместе с ангелом над родным селом, открывшийся с Горы вид на рай и ад, предстояние пред вратами рая, разговор с апостолом Петром, пребывание в раю, встреча с умершими родителями, сыном и односельчанами — все это образы сна. В рассказе Засодимского нет стирания границ между реальностью и сном,

что было характерно для святочного рассказа, напротив, подчеркивается граница между картинами реальности и сна. Тем самым снимается вопрос о чуде.

4. Нет в рассказе и традиционной счастливой развязки: пробуждение героя возвращает его к заботам о том, чем печь топить, где хлеба добыть, к жизни, полной беспросветной нужды, бесправия, к жизни, которая всегда такой была, есть и будет для трудового человека. Последние слова рассказа: «Прости-прощай, Терехин рай!» — выдают отчаяние автора, горькую иронию по поводу надежд на лучшую жизнь. П. В. Засодимский, изображая в своем творчестве картины тяжелой крестьянской жизни, выражает сочувствие к крестьянам, но как изменить положение, что делать — на этот вопрос нет ответа в его произведениях. Самый известный роман писателя «Хроника села Смурина» (1874) заканчивается горькими размышлениями главного героя Дмитрия Кряжева, «народного заступника», разочаровавшегося в народнической программе переустройства крестьянской жизни: «Все так же, как и прежде, коли не хуже! — проходило у Кряжева в голове. Хатки те же, так же валятся они на сторону, те же растрепанные соломенные крыши, та же грязная неприглядная улица, та же тощая скотинка шляется по задворкам и гложет травку с землей».

Таким образом, можно говорить о том, что «Терехин сон» П. В. Засо-димского демонстрирует трансформацию жанрового канона святочного рассказа.

В связи с жанровой природой рассказа «Терехин сон» возникает и еще один вопрос: рассказ ли это или очерк? Анализ художественной структуры произведения свидетельствует скорее об очерковой природе. Очерк и святочный рассказ сращены в одно целое, причем элементы святочного жанра занимают подчиненное место в художественной системе произведения, выполняют служебную функцию: мотивируют введение фантастической картины сна, где кулаки и те, кто заедает крестьянский век, будут наказаны адскими мучениями, где будет осуществлено торжество справедливости и где будет нарисована картина счастливой крестьянской жизни. Можно сказать, что элементы святочного рассказа встроены в очерковое повествование. Жанр святочного рассказа писатель-народник П. В. Засодимский использовал для решения задач народничества, народнической пропаганды.

В. М. Маркович следующим образом определил суть очеркового жанра: «Очерк, движимый нравоописательным интересом, характеризовал устойчивые жизненные уклады, состояния, типы и притом, как правило, со стороны обычной, «средней», нормы их существования. Изображалось, та-

ким образом, нечто уже обобщенное, среднестатистическое. Отдельный человек или житейский факт мог заинтересовать автора очерка лишь как материал для обобщенной характеристики уклада, состояния типа, как показательный пример, демонстрирующий их общие свойства. <. >В очерке объект изображения представлен читателю неподвижным и неизменным. Даже когда здесь намечалась какая-то эволюция персонажа, то рассказ о ней служил все той же итоговой, обобщенно-статичной характеристике типа, состояния, уклада». «Очерковая характеристика и сюжетное повествование — во многом противоположные друг другу способы изображения действительности» [5, с. 116].

С этой точки зрения, «Терехин сон» является, несомненно, очерком: в нем отсутствует сюжетное повествование, все элементы художественной системы подчинены очерковой задаче.

«Рассказ» начинается с зарисовки вечера в крестьянской семье. «Картина» претендует на объективность: диалог персонажей, никаких авторских оценок, лишь расстановка персонажей на сцене, драматургичность вступления: реплики персонажей и ремарки автора об их житье-бытье дают представление о неблагополучии крестьянской жизни, бедности, притеснениях со стороны деревенских кулаков, в то же время автор обнажает сознание крестьян, дает их оценки сегодняшней жизни. Крестьянин выступает со своим словом. Автор воспроизводит речь крестьян, широко используя характерные для народной речи слова и выражения, а также просторечие: знамо, ужо, вишь, онамеднись, нонче, студено, маета, зачнут, больно (в значении «очень»), толстопузый и др.

Диалог крестьян отделен от последующего текста графически, что подчеркивает самостоятельность этой части рассказа; следующая за ней может быть определена как публицистическое слово автора о крестьянской жизни, включающее авторское отношение, авторскую оценку. П. В. Засо-димский обращается к читателю: «Может быть, не всякий читатель знает, что в России есть Обнищаловская волость, а в той волости есть деревня Сидорово, Сидоровы Козы тож. Деревня подлинно существует. Жил-был в ней наш Терентий Гуляк». Писатель берет на себя роль сказителя, выражающего народные представления о жизни, становится на точку зрения народа. С одной стороны, дается установка на документальность, подлинность изображаемого мира, с другой — очевидна условность, сказочность повествования (сказочное жил-был, долго ли, коротко ли). Очевидно, что П. В. Засодимский находился под сильным влиянием поэзии Н. А. Некрасова, его поэмы «Кому на Руси жить хорошо», что сказалось на повество-

вательной манере писателя, а также на специфике изображения крестьянской жизни (говорящие названия деревень, изображение детства и юности Терехи, сравнимое с аналогичными эпизодами из «Мороза, Красного носа»).

В поэме Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» героями являются крестьяне

Подтянутой губернии, Уезда Терпигорева, Пустопорожней волости, Из смежных деревень -Заплатова, Дырявина, Разутова, Знобишина, Горелова, Неелова, Неурожайка тож.

В рассказе П. В. Засодимского крестьянин Тереха из деревни Сидоровы Козы тож Обнищаловской волости. С помощью говорящих названий автор выражает свое отношение к пореформенной действительности, указывает на обнищание крестьянской массы, на бедственное положение ее, на бесправие.

Выражение Сидорова коза входит во фразеологический оборот «драть, как сидорову козу», который означает «сильно, жестоко и безжалостно пороть, бить кого-либо» [1, с. 270]. Таким образом, наименование деревни Сидоровы Козы тож указывает на жестокую эксплуатацию крестьянства.

Еще одна характеристическая черта очерковой литературы состоит в том, что «публицистические рассуждения автора <. >вписываются в рамки очерковой поэтики, не устраняя обычной для очерка дистанции изучающего наблюдения и описания объекта» [5, с. 115]. То же можно отметить и в рассказе «Терехин сон», что свидетельствует об очерковой природе произведения.

Описательную часть очерка автор заключает словами: «Жилось худо, но зато иногда чудесные сны снились Терехе».

Картине реальной жизни противостоит картина «чудесного сна» героя, которая представляет утопию крестьянской жизни. Это не утопия, отражающая будущую жизнь всего человечества, а только картина организации русской крестьянской жизни, крестьянского быта, включающая представления самого народа о счастливой жизни.

Автор использовал мотив смерти героя («Приснилось ему, что он

умер. »), который позволил ему ввести картину загробного мира, будущей

жизни, рая и ада и вместе с тем поставить вопросы социальной справедливости, создать образ будущего социалистического общежития крестьян.

Во сне Тереха так же пассивен, как и в действительности, он только транслятор того, что видит, что является еще одним подтверждением очерковой природы рассказа.

Содержанием сна Терехи становится его путешествие по загробному миру (полет над раем, «заглядывание» в ад, предстояние пред вратами рая, жизнь в раю). Вожатым героя выступает его ангел-хранитель: «Он (Тереха. -Л.В.) слыхал, что у всякого человека есть свой хранитель-ангел, что этот ангел-хранитель провожает человека после смерти на тот свет, не дает его в обиду Нечистому, заступается за него перед Богом.».

Картины рая и ада, созданные П. В. Засодимским, основаны на знакомстве автора с христианской (в том числе апокрифической) литературой.

Картина рая, открывшаяся глазам героя, включает традиционные райские образы: зеленые рощи, чистые луга, природный ландшафт без болот, пней, трава немятая, прекрасные цветы, тихие реки и ручьи, серебром и золотом отливающие, небо ясное, голубое, солнце, «но не то, что над Си-доровом, а ярче и теплее», ветерок не подувает, птички поют. Эта «тихая, светлая сторонка» вызывает восхищение Терехи: «Вот где не надо бы умирать-то!»

Другой склон горы представляет взору героя картину ада: «мрачная, темная сторона, вся изрытая оврагами и бездонными пропастями», голая земля, черная вода, стоящая неподвижно, глухие стоны, рыдания, вопли, зловещий красноватый свет адского зарева.

В аду мучаются те, кто заедал крестьянский век, кто много горя принес народу. Первый враг крестьянина в пореформенную пору — кулак. Те-реха видит, как в аду справедливо оказался «мироед» Кузьмич, который грабил и живого, и мертвого, снимал с крестьянина последнюю рубаху. Как в апокрифах (например, «Хождение Богородицы по мукам»), в «Божественной комедии» Данте подчеркивается связь вины и наказания, так и у Засодимского прослеживается связь наказания с тем злом, что творил человек на земле. Так, Кузьмич «совсем голый лежит на большой сковороде, и ежится, и извивается, как угорь. Кузьмич корчится от боли, кожа его лопается, и жир из него каплет. Кузьмич жарится в своем собственном сале. В рот ему тычут горящей засмоленной паклей». В других произведениях П. В. Засодимского кулаки характеризуются неизменно как «толстые бородатые люди», «жирные и кровожадные, как клопы»: «Невозмутимое спокойствие и довольство отражались в ту пору на этой

жирной, красной роже, из которой, казалось, при малейшем давлении, сало так и готово было брызнуть» («Хроника села Смурина»).

Следующий враг народа на селе — целовальник, спаивающий народ и на народном горе богатеющий. В «Терехином сне» Максимка, корчагин-ский целовальник, так наказан в аду: «Он сидит на лавочке, крепко привязанный, и черти поят его из большого ковша огненной водкой. Он продохнуть не может. Лицо его красное, как огонь. Из носа, изо рта у него так и пышет синеватое пламя. <. >И горячо же стало ему теперь, когда самому пришлось огонь ковшиком глотать. Но нечего делать! Хочешь-не хочешь, пей!»

Еще один враг крестьянина — управляющие, приказчики. Тереха видит во сне, как управляющий Андреевской усадьбы, который еще «»до воли» мудровал над ними, над сидоровцами», показывая свою власть, мучается в аду: «Он висит вниз головой, подвешенный за свои худые, тонкие ноги к какой-то перекладине, висит, мотается из стороны в сторону и жалобно завывает. Большущей пилой черти пилят ему руки и ноги. Глаза у него чуть не выкатываются, жилы на лбу и висках сильно напряглись. Он скрипит и скрежещет зубами. ».

Мучается в аду и представительница крестьянского сословия Федось-ка, «непутевая баба», много горя принесшая добрым людям: семьи из-за нее разбивались, мужики в Сибирь попадали по ее милости. «Теперь она цепями прикована к какому-то обрубку, и черти хлещут ее железными, добела раскаленными прутьями».

Картина адских мучений позволила писателю обрисовать социальное противостояние в пореформенной России, указать на причины обнищания, на трагизм народной жизни. В аду мучаются те, кто имеет власть над крестьянином и нещадно его эксплуатирует. Не изображает писатель среди находящихся в аду крестьян, в этом сказалось народническое идеализирование народа. Исключение составила «непутевая баба», образ, имеющий скорее всего фольклорное происхождение, а также отсылающий к средневековой христианской литературе, апокрифической (образы грешниц в «Хождении Богородицы по мукам»). По средневековым представлениям дьявол действует против человека часто через женщину: древнерусский книжник в «Молении Даниила Заточника» обрушивается с поношением на «злую жену», от которой произошли все несчастья на земле.

Автор подчеркивает, что образы сна Терехи опосредованы его жизненным опытом: такого ангела он видел на иконе в своей деревенской церкви, такого апостола Петра он видел на створке церковных ворот, ре-

шетка рая напомнила Терехе виденную им в городе решетку богатой церкви, улицы в раю чистые, усыпанные песком («Этак вот песком только в городе усыпают улицы да разве еще большие, столбовые дороги, когда их поправляют перед проездом губернатора») и т.п. Картины рая герой соотносит с тем, что видел в своей жизни: солнце там ярче и теплее, чем на земле, свет, как в светлое тихое утро на земле (наблюдение крестьянина, рано встающего, привыкшего наблюдать за природой, потому что это необходимо в его земледельческом труде). Тем самым снимается «фантастичность», «чудесность» картины сна, да и сами утопические картины райского быта представляются как отражение вполне возможного на земле.

В построении сюжета сна Терехи автор использовал традиционный для средневековой письменной литературы и фольклора мотив: душу героя ангел оставляет у врат рая, пребывающие в раю апостолы, святые должны решить, впускать ли его в рай.

Апостол Петр в рассказе так объясняет, почему Тереха удостоился рая: «Много у тебя грехов, да много ты и потерпел за то на своем веку. Многие грехи твои произошли просто, от темноты мужицкой, а не оттого, что ты сам грешить любил.». В этих словах апостола Петра отразилась идеология русского народничества 60-70-х годов XIX века, идеализировавшего русского крестьянина.

Рай во сне Терехи — это прекрасная деревня. Особенное внимание уделяется изображению бытовых условий, в частности, описанию крестьянской избы, причем с точки зрения народа: большие, хорошие избы, из толстого соснового леса, отлично проконопачены, окна большие, светлые, крыши тесовые, трубы не корзиночные, не из дранки, а кирпичные, тепло в этих избах. Описание избы в раю дается по контрасту с избой самого Те-рехи и по контрасту с избами в его деревне.

Уклад жизни в раю — крестьянский: гостя встречают самоваром, согрели самовар, такой, «какого и у Левонтия на постоялом дворе нет». Довольство жизни в раю выражается обилием пищи, всяких яств на столе: калачи, белый пшеничный хлеб, ломоть ржаного хлеба, всякие пироги: и с рыбой, и сладкие, блюдо горячей жирной баранины, блюдо вареной рыбы, блюдо — жареной, студень, печеные яйца. Запах рая — это запах вкусного пара. Называется и утварь крестьянского обихода: самовар, блюдца, чашки и пр. Подробности в описании райской деревни связаны с интересом писателей-народников к этнографической теме. Подчеркиваются такие особенности национального бытового уклада, как пить чай вприкуску, внакладку. Пир в раю напоминает герою пир в его родной деревне, когда приходит

солдат домой на побывку: «Я как точно солдат с войны воротился, а земляки пришли поглядеть на меня да послушать моих сказов про наше боевое житье-бытье». Этим сопоставлением реальной крестьянской жизни с боевым житьем-бытьем, а Терехи — с солдатом, вернувшимся с войны, автор дает оценку социальной действительности.

Устройство крестьянской жизни в раю значительно отличается от устройства ее в реальной жизни: так, в раю крестьяне не платят «подушного», чему очень удивляется Тереха. Крестьянская жизнь в раю основана на социалистических принципах: на вопрос о дровах Тереха получает ответ: «Бери, сколько хочешь, сколько те надоть. запрету нет!», «Работай под силу. не спросят больше, чем у тя мочи есть!». Дед Памфил, деревенский патриарх и мудрец, формулирует основные законы жизни в раю: «Разве ты не знаешь, что сказано в Евангелии просто: как люди будут жить на том свете? <. >Никаких отличек, дитятко, не полагается! никто чужого века не заедает, все живут по-божески».

П. В. Засодимский, как и другие представители народничества, использует Евангелие, евангельские мотивы для просвещения народа, пропаганды лучшего будущего [7, с. 390].

Идеальное устройство крестьянской жизни оказалось только сном Те-рехи, пробуждение возвращает его к реальности: «Несообразною, дикою показалась Терехе та картина, что представилась ему теперь наяву — при красноватом, мигающем огне лучины. Что ж это такое? А рай? Рай-то где же. »

«Святочный рассказ» П. В. Засодимского «Терехин сон» находится в русле основных тенденций развития народнической литературы: анализ народной жизни, создание утопических картин справедливого социального устройства общества, описание этнографических подробностей народного быта, обрядов, верований и др. В этом смысле рассказ «Терехин сон» соотносится, с одной стороны, с такими произведениями народничества, как утопические произведения С. М. Степняка-Кравчинского, с другой — со святочными рассказами В. Г. Короленко и Ф. Д. Нефедова.

Так, С. М. Степняк-Кравчинский в период «хождения в народ» создает сказки «О копейке», «Мудрица Наумовна», «О правде и кривде», в которых используются евангельские образы и мотивы, а также идеи «Капитала» К. Маркса. Сам писатель признавался, что его Мудрицей Наумовной была книга К. Маркса «Капитал».

Святочный рассказ В. Г. Короленко «Сон Макара» имеет общие структурные особенности и мотивы с рассказом «Терехин сон»: его первая

часть представляет собой очерковую зарисовку жизни якутского крестьянина, который «работал страшно, жил бедно, терпел голод и холод» (1-4 главы), вторая часть — это описание предсмертного сна героя (5-7 главы). В отличие от П. В. Засодимского, В. Г. Короленко интересует миросозерцание простого крестьянина: «Были ли у него (Макара. — Л.В.) какие-нибудь мысли, кроме непрестанных забот о лепешке и чае? Да, были». Писатель подчеркивает, что в народе неизбывно живет мечта о лучшей доле: Макар говорил иногда, когда бывал пьян, что «желал бы все бросить и уйти на «гору». Там он не будет ни пахать, ни сеять, не будет рубить и возить дрова, не будет даже молоть зерно на ручном жернове. Он будет только спасаться. <. >Податей платить, понятно, он так же не будет. Трезвый, он оставлял эти мысли, быть может, сознавая невозможность найти такую чудную гору.». Однако задачей писателя является не создание утопии крестьянской жизни, а оценка нравственного потенциала народа. В загробном мире Макар предстает перед Тойоном (Богом) на Страшном суде, где будут на весах взвешивать его грехи и добродетельные поступки. Тяжело работал Макар всю жизнь, и потому золотая чаша весов опустилась низко, а деревянная поднялась высоко-высоко. Но когда стали считать обманы Макара, сколько бутылок водки он выпил, то деревянная чаша весов стала перетягивать золотую. И тогда, почувствовав в этом несправедливость, Макар, «который никогда в жизни не произносил более десяти слов кряду», вдруг обрел дар речи. В. Г. Короленко в рассказе выражает надежду на пробуждение народного сознания и самосознания, его Макар заговорил уверенно и убедительно: «Да, его гоняли всю жизнь! Гоняли старосты и старшины, заседатели и исправники, требуя подати, гоняли попы, требуя ругу, гоняли нужда и голод, гоняли морозы и жары, дожди и засухи, гоняла промерзшая земля и злая тайга. » В душе героя пробуждается ярость против несправедливой жизни. Старый Тойон указывает Макару, что он не на земле: «Здесь и для тебя найдется правда». «А весы все колыхались, и деревянная чашка подымалась все выше и выше!»

В рассказе звучит оправдание народа за его темную и безобразную жизнь, на которую его обрекает несправедливое социальное устройство общества.

Сопоставляя «Сон Макара» (1883) В. Г. Короленко и «Сон Терехи» (1880) П. В. Засодимского, можно сказать, что оба писателя выражают сочувствие народу, оправдывают его темную, подчас безобразную жизнь: и Макар, и Тереха удостаиваются райской жизни после смерти. Разница состоит в том, что герой В. Г. Короленко перерождается (хотя и во сне), об-

ретает дар голоса, умение выразить свое понимание жизни, становится способным выразить протест против несправедливости жизни. Герой П. В. Засодимского остается лишь созерцателем новой жизни в раю, не выражая протеста против бесправия и насилия, несправедливого социального устройства на земле. Разная интерпретация народного героя писателями обусловлена особенностями их мировоззрения и социально-политических взглядов.

«Терехин сон» соотносится и с этнографическими произведениями Ф. Д. Нефедова, написанными в форме святочных рассказов. Общим для П. В. Засодимского и Ф. Д. Нефедова является документальность, точность деталей, пространные описания, обращение к фольклору.

Можно утверждать, что жанр святочного рассказа был востребован народниками и помогал им решать задачи, связанные с народнической пропагандой. Под пером представителей народнической беллетристики жанр святочного рассказа обретает новые черты и содержание: становится очерком народной жизни, с документальной точностью отражает подробности народного быта, включает в себя утопию народной жизни, основанной на социалистических началах.

1. Бирих А. К., Мокиенко В. М., Степанова Л. И. Словарь русской фразеологии. Историко-этимологический справочник. СПб., 1998. 704 с.

2. Бондаренко М. И. Традиции «Рождественских повестей» Диккенса в русском святочном рассказе 1840-1890-х годов: автореф. дис. . канд. филол. наук. Коломна, 2006. 25 с.

3. Душечкина Е. В. Русский святочный рассказ: Становление жанра. СПб., 1995.

4. Калениченко О. Н. Судьбы малых жанров в русской литературе конца Х1Х — начала XX века. Волгоград: Перемена, 2000. 231 с.

5. Маркович В. М. О трансформациях «натуральной» новеллы и двух «реализмах» в русской литературе Х1Х века // Русская новелла. Проблемы теории и истории. СПб, 1993. С. 113-134.

6. Николаева С. Ю. Пасхальный текст в русской литературе Х1Х века: автореф. дис. . канд. филол. наук. М., 2004. 24 с.

7. Соколов Н. И. Писатели-народники. Наумов. Степняк-Кравчинский // История русской литературы: в 10 т. Т. IX. Ч. 1. М.; Л., 1956.

8. Старыгина Н. Н. Святочный рассказ как жанр // Проблемы исторической поэтики. 1992. № 2. С. 113-127.

1. Birih A. K., Mokienko V. M., Stepanova L. I. Slovar’ russkoj frazeologii [Dictionary of Russian phraseology]. Istoriko-etimologicheskij spravochnik. St. Petersburg, 1998. 704 p.

2. Bondarenko M. I. Tradicii «Rozhdestvenskih povestej» Dikkensa v russkom svyatochnom rasskaze 1840-1890-h godov [The Traditions of Dickens’s «Christmas Tale» in the Russian Christmas story of the 1840-1890s]: avtoref. dis. . kand. filol. nauk. Kolomna, 2006. 25 p.

3. Dushechkina E. V. Russkij svyatochnyj rasskaz: Stanovlenie zhanra [Russian Christmas story: The formation of the genre]. St. Petersburg, 1995. 258 p.

4. Kalenichenko O. N. Sud’by malyh zhanrov v russkoj literature konca ХIХ — nachala XX veka [The fate of small genres in Russian literature of the late nineteenth and early twentieth century]. Volgograd: Peremena Publ., 2000. 231 p.

5. Markovich V. M. O transformaciyah «natural’noj» novelly i dvuh «realizmah» v russkoj literature ХIХ veka [On the transformations of the «natural» story and two «realisms» in Russian literature of the nineteenth century] // Russkaya novella. Problemy teorii i istorii [Russian story]. St. Petersburg, 1993. Pp. 113-134.

6. Nikolaeva S. Yu. Paskhal’nyj tekst v russkoj literature ХIХ veka [Easter text in Russian literature of the nineteenth century]: avtoref. dis. . kand. filol. nauk. Moscow, 2004. 24 p.

7. Sokolov N. I. Pisateli-narodniki. Naumov. Stepnyak-Kravchinskij [Narodnik writers. Naumov. Stepnyak-Kravchinsky] // Istoriya russkoj literatury [History of Russian Literature]: V 10 t. T. IX. Ch.1. Moscow; Leningrad, 1956.

8. Starygina N. N. Svyatochnyj rasskaz kak zhanr [Yule story as a genre] // Problemy is-toricheskojpoetiki [Problems of historical poetics]. 1992. № 2. Pp. 113-127.

Как Дорога Победы повлияла на судьбу Ленинграда в годы Великой Отечественной войны

80 лет назад на Финляндский вокзал Ленинграда прибыл первый поезд, прошедший по Дороге Победы — специальной магистрали, проложенной между Полянами и Шлиссельбургом сразу после прорыва блокады города Красной армией в ходе операции «Искра». Новая железнодорожная линия позволила существенно расширить снабжение Ленинграда, который ещё был частично блокирован гитлеровскими войсками. По словам историков, запуск железнодорожного сообщения между Ленинградом и «большой землёй» стал одним из ключевых событий, сорвавших планы Гитлера по уничтожению города.

7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал Ленинграда прибыл первый поезд после начала блокады города нацистами. Он прошёл по магистрали, которая в сжатые сроки были построена между Полянами и Шлиссельбургом после прорыва кольца блокады советскими войсками. Как отмечают историки, Дорога Победы сыграла важную роль в срыве планов гитлеровского командования по уничтожению Ленинграда.

При нападении на Советский Союз руководство гитлеровской Германии придавало большое значение захвату Ленинграда. Против города были брошены огромные силы вермахта и финской армии. В июле 1941 года гитлеровцы начали наступление на дальних подступах к городу. Несмотря на отчаянное сопротивление советских войск, нацисты смогли в начале сентября взять город в кольцо, полностью блокировав его по суше от остальной территории СССР.

Все попытки нацистов захватить город штурмом провалились. По словам историков, это сорвало планы гитлеровского командования развернуть группу армий «Север» на Москву и в значительной мере предопределило поражение вермахта при попытке захвата столицы СССР. Однако положение блокадного Ленинграда оказалось крайне тяжёлым.

Ещё в начале сентября германская авиация разбомбила в Ленинграде Бадаевские склады, на которых хранились значительные запасы продовольствия. Из-за этого в городе пришлось резко сократить нормы выдачи продуктов. С 20 ноября до 25 декабря 1941 года рабочим выдавали по 250 г хлеба на день, остальным жителям города — всего по 125 г.

Положение становилось катастрофическим. По словам историков, зимой 1941—1942 годов количество ленинградцев, погибавших от голода, холода, болезней и гитлеровских бомбардировок, составляло около 4 тыс. в день. Ситуацию удалось немного улучшить благодаря подвозу грузов по Дороге жизни — пути, который в тёплое время года проходил по воде Ладожского озера, а после начала ледостава — по льду. По Дороге жизни в Ленинград доставлялись продукты питания, топливо, оружие, боеприпасы.

Ладожский путь подвергался авиаударам и обстрелам из тяжёлых орудий. Нацисты пытались перерезать его, высаживая десанты. Несмотря на всё это, по Ладожскому озеру с «большой земли» в Ленинград были переправлены 1615 т грузов и подкрепление — около 300 тыс. человек. В то же самое время возможности Дороги жизни были ограниченны.

«Через Ладогу снабжать Ленинград достаточным количеством всего необходимого было невозможно», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник Музея железных дорог России Вячеслав Мосунов.

Возможности снабжения Ленинграда существенно расширились на фоне проведения операции «Искра».

Первый поезд с «большой земли»

12 января 1943 года началась операция «Искра». Войска Ленинградского и Волховского фронтов развернули успешное наступление на позиции вермахта южнее Ладожского озера. Утром 18 января 136-я стрелковая дивизия и 61-я танковая бригада Ленинградского фронта соединились в Рабочем посёлке №5 с частями 18-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии, двигавшейся им навстречу. Кольцо блокады было разорвано. К 30 января советским войскам удалось закрепить свой успех. Между Ленинградом и «большой землёй» появился сухопутный коридор шириной 8—11 км.

Уже в день прорыва блокады Государственный комитет обороны принял решение о строительстве новой железнодорожной линии между станцией Шлиссельбург и платформой Поляны на 71-м км магистрали Ленинград — Волховстрой.

Руководить строительством поручили начальнику правления военно-восстановительных работ №2 Ивану Зубкову. До войны он возглавлял строительство Ленинградского метрополитена. 22 января стартовали работы по прокладке железной дороги, которые проходили одновременно с запада и востока.

Новая линия должна была пройти через бывшие синявинские торфоразработки. Проводить строительные работы в болотистой, сильнопересечённой местности было чрезвычайно сложно. Из-за нехватки времени шпалы и рельсы укладывали прямо на снег. Основанием пути была промёрзшая болотистая почва. Работать приходилось во время снежных буранов, под артиллерийским и миномётным огнём нацистов. Но с технической точки зрения существовали и более серьёзные сложности.

«Самой большой инженерной проблемой было строительство моста через Неву», — отметил Вячеслав Мосунов.

Мостовой переход у Староладожского канала был возведён за 12 дней. Работы по его строительству велись круглосуточно. Его длина была 1,3 тыс. м. Он представлял собой низководную эстакаду, рассчитанную на эксплуатацию в зимнее время. Свайные опоры речной части были скреплены между собой только льдом и верхней частью моста. 2 февраля эстакада успешно выдержала практические испытания — по ней прошёл первый поезд с укладочными материалами. Четыре дня спустя по эстакаде двинулись воинские эшелоны.

7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал Ленинграда впервые с начала блокады прибыл поезд с «большой земли». По аналогии с Дорогой жизни новую линию начали называть Дорогой Победы.

«Первым пришёл продовольственный поезд, который доставил в Ленинград масло», — рассказал Вячеслав Мосунов.

«В прямой видимости противника»

После того как на линии было открыто движение, строители приступили к возведению высоководного железнодорожного моста, находившегося в 500 м от эстакады. При этом использовалась предложенная академиком Григорием Передерием технология свайных опор с ограждением в виде сплошной стенки с засыпкой камнем.

Несмотря на обстрелы противника, мост был возведён чрезвычайно быстро. Первый, обкаточный поезд испытал его 18 марта, а на следующий день по мосту было открыто полноценное движение. Длина нового моста составила 852 м, высота — 8,21 м.

Эстакаду изначально планировали разобрать. Но из-за постоянных обстрелов со стороны нацистов её решили сохранить в качестве запасного перехода. Для этого в её конструкцию внесли ряд изменений.

«Железная дорога находилась в прямой видимости противника. Её постоянно обстреливали. Гибли люди, подвергались разрушению пути», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник музейно-мемориального комплекса «Дорога ж изни» Александр Войцех овский.

19 марта 1943 года Военный совет Ленинградского фронта принял решение о строительстве дополнительного обходного пути. Он проходил в двух-трёх километрах к северу и был лучше укрыт от противника рельефом местности.

С 8 февраля 1943 года по Дороге Победы должны были круглосуточно ходить четыре пары поездов. Однако выдержать такой график не удалось.

«Из-за того что подавить вражескую артиллерию сначала не получилось, поезда пускать удавалось сначала только по ночам», — отметил в разговоре с RT заведующий научно-методическим отделом Музея П обеды Андрей Го рбунов.

По словам историков, в тёмное время суток старались пропускать по три пары поездов: три в направлении Ленинграда и три — в противоположную сторону. Однако руководство железной дороги не сдавалось и искало способы повысить её пропускную способность: разрабатывалась специальная система светофоров, поезда пускали потоком (одни сутки в сторону Ленинграда, другие — в направлении «большой земли»). В отдельные ночи между Шлиссельбургом и Полянами проходили до 20—25 составов.

После того как морозы отступили, началось размывание путей. Рабочие постоянно укрепляли и ремонтировали железную дорогу под гитлеровскими обстрелами. Благодаря усилиям железнодорожников в октябре количество поездов, проследовавших в Ленинград за месяц, достигло 436. Всего в 1943 году в Ленинград было пропущено 3105 поездов, а из Ленинграда — 3076. В город они везли продукты, топливо и боеприпасы, а на «большую землю» эвакуировали нетрудоспособное население и заводское оборудование.

По словам Александра Войцеховского, советские войска охраняли железную дорогу и пытались оттеснить от неё нацистов. В сентябре 1943 года красноармейцы овладели Синявинскими высотами, лишив врага возможности наблюдать за движением поездов. Для защиты магистрали были созданы специальные контрбатарейные и зенитные подразделения. На мостах через Неву были организованы мероприятия по задымлению.

Точные объёмы перевозки между Шлиссельбургом и Полянами историкам неизвестны. Но всего по Дороге жизни и Дороге Победы (а перед этим — по Октябрьской железной дороге) в 1943 году было доставлено более 4 млн т грузов, включая 630 тыс. т продовольствия. В январе 1944 года в связи с полным снятием блокады с Ленинграда Дорога Победы утратила своё значение в снабжении города, однако её роль в событиях 1943 года, по словам историков, сложно переоценить.

«Ленинград не мог сам себя обеспечивать и жил за счёт привоза. Поэтому открытие Дороги Победы — одно из важнейших событий в 1943 году на северо-западном направлении. После этого гитлеровский план по уничтожению Ленинграда окончательно провалился», — подчеркнул Вячеслав Мосунов.

Россия в глобальной политике

Исполнительный директор Комитета за правовое регулирование океанов.

Расширенная версия статьи на эту тему опубликована в ежеквартальном журнале Naval War College Review, т. 63, № 3 (лето 2010 г.).

Когда летом 2007 г. на дне Северного Ледовитого океана был установлен российский флаг, увенчавший Северный плюс, а ледовый покров уменьшился до рекордного уровня за всю историю наблюдений, западные СМИ запестрели громкими заголовками. Статьи под названием «Таяние арктических льдов», «Новая холодная война» и «Захват Арктики» были сфокусированы на действиях России и подпитывали на Западе дух соперничества, ощущение конфликта и кризиса. Претензии России на арктическое дно и контроль над новыми морскими путями интерпретировались в устаревших геополитических терминах XX века, усиливая ощущение конфликта.

Эти публикации возымели эффект, поскольку строились на геополитических стереотипах более чем столетней давности, тех, что господствовали с конца Российской империи, на протяжении всего советского периода и в начале истории современной России. Все это время западная геополитическая мысль была одержима идеей естественного конфликта между центральной частью Евразии и западными морскими державами. Арктика играла в этой парадигме существенную, хотя и не признаваемую роль «северной стены» в стратегии взятия в кольцо и сдерживания крупнейшей материковой державы мира – России. Однако в конце XX века от внимания Запада ускользнули изменения в мировых технологиях, экономике, климате и праве, подорвавшие арктические теории геостратегов прошлого.

Указанные изменения служат гарантией того, что геополитика XXI века будет отличаться от воззрений эры империй и периода конфликтов последних двух столетий. Возрастающая доступность Арктики с ее энергетическими и природными ресурсами, новыми зонами рыбного промысла, более короткими морскими путями и возможностью судоходства по рекам между Арктикой и центральной частью Евразии будет не препятствовать, а, напротив, способствовать превращению России в крупную морскую державу. В то же время эти изменения приведут к более тесной интеграции России в глобальную торговую и финансовую сеть, к появлению у нее возможности привлекать иностранных партнеров, а также участвовать в международных соглашениях и организациях, которые гармонизируют международное судоходство, безопасность и защиту окружающей среды.

Арктика в геополитике XX века

В начале XX века вышел в свет геополитический труд Альфреда Тайера Мэхэна «Проблема Азии». В нем автор обращается к проблеме соперничества между Российской империей и колониальными и торговыми державами, интересы которых распространялись на всю периферию азиатского континента – от Ближнего Востока до Китая.

Мэхэн рассматривал Россию как материковую державу с ограниченной возможностью использовать свою мощь на «спорных территориях», которые отделяли Россию от западных держав, в частности Британской империи и Соединенных Штатов. В сочетании с мощным флотом и морской торговлей это обстоятельство могло обеспечивать их доминирование на всей протяженности азиатского побережья. Сохранению господства Запада в Южной Азии благоприятствовала неспособность России открыть морской фронт с юга в дополнение к потенциальным сухопутным подходам с севера. Чтобы бросить вызов Западу, России требовался либо свободный доступ к морю из собственных портов, либо сухопутный маршрут в другие порты. Именно эти устремления положили начало «Большой игре» XIX века и стали причиной вооруженных и политических конфликтов в Афганистане и Иране в XX столетии.

Оценивая доступ России к морю, Мэхэн подчеркивал ограничения, создаваемые географическим положением. Из Санкт-Петербурга российские суда должны были проходить через Балтику, где могли столкнуться с военным флотом северных стран в Финском заливе и Датских проливах. В Черном море суда следовали из Крыма через Дарданеллы и далее либо через Гибралтарский пролив, либо по Суэцкому каналу. Выход в океан из дальневосточного порта Владивосток был свободен, но его отдаленность от экономического, политического и военного центра России, а также растущая морская мощь Японии делали этот форпост незначительной угрозой интересам Запада в Азии.

Спустя четыре года после публикации работы Мэхэна Хэлфорд Маккиндер выступил в Королевском географическом обществе с лекцией «Географическая ось истории». Он определил юго-западный регион Российской империи как исторический перекресток силовых линий между Восточной Азией и Западной Европой. Здешние степи и равнины он рассматривал в качестве магистрали, по которой материковая держава с внутренней сетью коммуникаций может прийти к доминированию на территории «полумесяца» – от побережья Китая и Южной Азии на запад через Балканы и вверх до Ла-Манша.

Маккиндер полагал, что такое техническое достижение как железные дороги увеличивает мощь материковой части и усиливает историческую роль степей Центральной Азии, по которым пролегали пути древних завоевателей из Азии в Европу. Регион, богатый сельхозугодиями и промышленным сырьем в сочетании с возможностями, которые предоставляли железные дороги, Маккиндер видел в качестве оси, вокруг которой разворачивается конфликт между материком и «полумесяцем» морских держав.

Сдерживание России и ее евразийского центра стало основой геостратегии второй половины столетия. В начале 1940-х гг. теорию Маккиндера доработал профессор Йельского университета Николас Спайкмен. Он умер в 1943 г., но идея взятия в кольцо и сдерживания России была реализована на практике в послевоенный период в ответ на советскую экспансию в Восточной Европе и непродолжительный альянс с Китаем. Спайкмен, как Мэхэн и Маккиндер до него, не рассматривал вопрос доступа России в Арктику. На значимость этого упущения указывает та роль, которую сыграл порт Мурманск как пункт доставки грузов с Запада в годы Второй мировой войны, а также факт создания Северного флота ВМФ СССР на Баренцевом море в 1933 г. и растущее значение морских путей, связывающих арктическое побережье Евразии с такими крупными портами, как Мурманск и Владивосток.

Еще в 1997 г. Збигнев Бжезинский (помощник президента Джимми Картера по национальной безопасности в 1970-е гг.) представил идею взятой в кольцо России, которая ограничена Европой на западе, бывшими советскими республиками на юго-западе и Индией, Китаем и Японией на юге и востоке. Хотя он скорректировал оценку геополитической ситуации с учетом распада СССР, его геостратегическим подходом по-прежнему оставалось окружение и сдерживание России в условиях новых отношений, которые США и НАТО строили с бывшими советскими республиками и странами-сателлитами. Роль Арктики в качестве недоступной «четвертой стены» окружения предполагалась, но не рассматривалась детально – XX век завершался все с тем же «белым пятном», что возникло столетием раньше.
В конце XX столетия казалось, что геополитическая стратегия взятия в кольцо и сдерживания России выдержала испытание временем. Но в Арктике назревали изменения, и «стена» с севера начала разрушаться.

Арктика: море и суша

Российская Арктика включает северные моря, острова, континентальный шельф и прибрежные районы евразийского континента. Арктическое побережье России тянется от границы с Норвегией на Кольском полуострове до Берингова пролива. Побережье омывается Баренцевым морем на западе, Карским морем, морем Лаптевых, Восточно-Сибирским и Чукотским морями на востоке. Из них только Баренцево море свободно ото льдов почти круглый год в результате влияния Гольфстрима, протекающего из Атлантического океана в Северный Ледовитый.

Широкий континентальный шельф России простирается на север далеко за пределы 200-мильной Исключительной экономической зоны (ИЭЗ). Протяженность береговой линии вдоль Северного Ледовитого океана достигает почти 40 тыс. км (включая береговую линию северных островов). Площадь водосбора арктического побережья составляет 13 млн кв. км – почти три четверти суши России, что превышает территорию любого государства.

При обсуждении потенциальных преимуществ потепления в Арктике и таяния полярных льдов внимание главным образом было сосредоточено на экономическом потенциале шельфовых запасов нефти и газа, а также на экономии времени и топлива благодаря новым трансарктическим морским путям. Эти преимущества значительны, но интересы России распространяются и на другие не менее важные аспекты, связанные с расширением доступности Северного Ледовитого океана, включая обеспечение безопасности границ в Арктике и увеличение доступа к сибирским рекам, которые текут в глубь страны. Эти интересы группируются по четырем направлениям: безопасность, океанические и береговые ресурсы, северная транспортная инфраструктура и региональное экономическое развитие в бассейне Северного Ледовитого океана.

Безопасность и северные моря. Северный флот России базируется на Кольском полуострове (юго-западное побережье Баренцева моря) с 1933 года. Сегодня это крупнейший и самый мощный компонент ВМФ России. Подлодки Северного флота, оснащенные баллистическими ракетами, спокойно перемещаются под арктическими льдами. В случае крупного конфликта с НАТО Северный флот мог бы оказаться в ловушке в Арктике, но в остальное время российские военные корабли, базирующиеся в Мурманске, имеют свободный доступ к Мировому океану. Удобное расположение Северного флота также позволяет его военным кораблям круглогодично бороздить Атлантику, а также сопровождать коммерческие суда в порты на северо-западе России.

В то время как некоторым западным геостратегам четвертая стена окружения России представлялась сплошным белым пятном, другим еще до Второй мировой войны был очевиден таящийся в ней огромный потенциал. Так, в 1938 г. Харри Питер Смолка в журнале Foreign Affairs провидчески описал возможные действия России в Арктике. Он обратился к вопросу создания Северного флота на Кольском полуострове и рассмотрел роль недавно учрежденного Главного управления Северного морского пути (ГУСМП) как ведомства по развитию азиатской части арктического побережья. Более того, он даже сравнивал ГУСМП с британской Ост-Индской компанией. Смолка определил преимущества развития Севера с военной точки зрения, реконструировав идею Мэхэна о том, что России не хватает выходов в Мировой океан. Он утверждал, что флот, базирующийся в Мурманске, получит такой доступ: «В результате останется только три стороны, с которых Россия будет блокирована: с запада, юга и востока. Но на севере – и только там – существует независимая, непрерывная и полностью российская никому недоступная береговая линия».

Океанические и береговые ресурсы. Россия долгое время является крупным производителем нефти и газа из ресурсов, добываемых на суше. В последнее время ресурсы континентального шельфа Арктики привлекают все больше внимания. Запасы в Баренцевом море уже разрабатываются, разведанные запасы в Баренцевом и Карском морях рассматриваются на предмет будущего освоения. Однако большая часть месторождений пока не разведана. По оценкам Геологической службы США за 2008 г., более 60% неразведанных запасов нефти и газа в Арктике находится на российской территории и эквивалентно 412 млрд баррелей нефти. Лишь небольшой их процент доступен с берега или находится в пределах ИЭЗ России. Наибольший потенциал сокрыт в бассейне Карского моря, перспективны также море Лаптевых и Восточно-Сибирское море.

Таяние полярных льдов открывает доступ к освоению обширной береговой линии и прибрежных вод. Поэтому возникает вопрос об управлении доступом и регулировании освоения шельфовых ресурсов. Береговая пограничная охрана России отвечает за мониторинг морской деятельности у берега и в ИЭЗ, следит за исполнением норм и правил национального морского законодательства. Это небольшая служба, включающая обычные фрегаты и корветы, приписанные к Тихоокеанскому и Черноморскому флотам, несколько рыбоохранных судов и судов для патрулирования ИЭЗ, а также легкие буксиры для операций у берега. Лишь небольшое количество плавучих средств подходит для условий Арктики и льдов. По всей видимости, возможности России вести мониторинг все более доступной ИЭЗ в Арктике не соответствуют темпам летнего таяния льдов.

Северный морской путь. Северный морской путь (СМП) включает маршруты, пересекающие Северный Ледовитый океан от Новой Земли до Берингова пролива. Он служит как для обеспечения региональных морских линий, так и в качестве трансарктического прохода. Естественная преграда – полуостров Таймыр – отделяет Карское море на западе от моря Лаптевых на востоке. Это самая северная оконечность Азии, которая открывается последней во время летнего таяния льдов.

Проход сужается в месте пролива Вилькицкого, отделяющего материк от архипелага Северная Земля. Небольшая глубина и долгое сохранение льдов летом ограничивают транзит между востоком и западом в зависимости от размера судов и времени года. Региональные маршруты остаются судоходными, даже когда транзиту по всему Северо-Восточному проходу препятствует замерзание узких проливов.
Северный морской путь обеспечивает доступ к таким региональным портам, как Новый Порт в устье реки Обь, Диксон, Дудинка и Игарка (порты на реке Енисей, которые служат пунктами погрузки минеральных ресурсов и древесины) и Тикси в устье реки Лена. Эти порты также поддерживают каботажное судоходство в летний период, как только ледовый покров достигает своего минимума.

Кроме обеспечения внутреннего маршрута, соединяющего северные порты и связывающего их через реки с континентальной частью страны, СМП также представляет интерес для мировых судоходных компаний в качестве альтернативы более протяженным южным маршрутам между Дальним Востоком и Европой. Путь из Йокогамы в Роттердам может благодаря СМП сократиться на 4 тыс. миль. Даже при низкой скорости судов по Северному морскому пути сокращение расстояния приведет к экономии времени и расхода топлива, что позволит транспортным компаниям сберечь значительные финансовые средства.

В настоящее время период навигации в Арктике имеет непредсказуемую продолжительность и зависит от различных климатических факторов. Для преодоления этого маршрута требуется особая подготовка судов. СМП не будет привлекать крупные судоходные компании как регулярный маршрут, пока не накоплен необходимый опыт, а маршрут не оснащен современными навигационными средствами, портовыми сооружениями и поисково-спасательным оборудованием. Вне зависимости от дальнейшего отступления полярных льдов постепенная работа в этом направлении позволит сделать Северный морской путь более привлекательным маршрутом для международного судоходства.

Судоходность зависит от мощных ледоколов, которые прорываются сквозь льды и сопровождают суда даже летом. Шесть атомных ледоколов, четыре тяжелых класса «Арктика» и два с малой осадкой класса «Таймыр», обеспечивают функционирование СМП. Кроме того, крупные коммерческие компании начали приобретать собственные ледокольные грузовые суда. В 2009 г. на долю флота компании «Норильский никель» приходилось около 1 млн тонн грузоперевозок из Дудинки по Карскому морю на Кольский полуостров. За успехом «Норникеля» последовало введение в эксплуатацию подобных судов для транспортировки нефти и природного газа в Арктике без сопровождения.

Арктический бассейн. Российский арктический бассейн включает евразийскую материковую часть и северные береговые районы и составляет почти две трети территории России. Этот бассейн богат природными ресурсами. Южная часть Западной Сибири – очень плодородный сельскохозяйственный район, также богатый нефтью и углем, а реки Обь и Енисей обеспечивают работу ГЭС. Крупные залежи железа и боксита – сырье для производства стали и алюминия.

Среднесибирское плоскогорье на севере – база «Норильского никеля», крупнейшего мирового производителя никеля и палладия. Река Лена дает доступ к золотым и алмазным рудникам. Там расположены и крупнейшие в мире леса, простирающиеся с северо-запада до юго-востока Сибири.

Огромные расстояния, неровный рельеф, промерзшая почва и суровый климат препятствовали строительству автотрасс и железных дорог на севере и северо-востоке. Тем не менее крупные речные системы, в особенности Обь, Енисей и Лена, пронизывают бассейн от Уральских гор на западе до Монголии и Казахстана на юге и горных районов, граничащих с Тихим океаном, на востоке. В прошлом этим потенциалом можно было пользоваться лишь несколько месяцев в году в летний период.

Климат евразийского побережья – один из самых экстремальных и негостеприимных в мире, зимой температура достигает минус 40 градусов по Цельсию, а толща морских льдов превышает два метра. Суровый климат отрицательно сказывается на портовых объектах, вызывая резкие колебания глубины и течения рек в период летнего таяния льда. Снабжение населенных пунктов во время долгих зим обходится дорого. Затраты, которые рассматривались как расходы на безопасность в период холодной войны, сегодня должны оправдываться коммерческой целесообразностью. В результате за последние 20 лет многие старые объекты были разрушены или заброшены и требуют восстановления практически с нуля. Сохранение объектов в регионе затрудняет сезонное потепление, которое вызывает колебания в таянии и замерзании почвы в зоне вечной мерзлоты, что делает ее структуру нестабильной для строительства. Только у наиболее прибыльных коммерческих предприятий есть экономические стимулы для поддержания объектов на реках, таких как инфраструктура в Дудинке (которая обслуживает «Норильский никель»).

Изменения в Арктике и перемены геополитики

Последние несколько лет изменения в Арктике стали источником как воодушевления, так и тревоги. Открытие канадского Северо-Западного прохода и российского Северного морского пути дало возможность прогнозировать сокращение торговых маршрутов – на тысячи миль и значительное количество дней в море – между Европой и Дальним Востоком. Перспективы огромных, пока даже неразведанных, запасов нефти и газа заставило опасаться за суверенность территорий, безопасность и устойчивость развития региона. Изменения в Арктике идут по четырем направлениям – в сфере технологий, экономики, климата и права.
Технологические изменения. В XX веке произошел прорыв в борьбе с арктическим ледовым покровом. Развитие шло по линии укрепления стального корпуса корабля, способного пробиваться сквозь льды. Энергия, вырабатываемая атомными реакторами, позволила ледоколам патрулировать всю протяженность арктического побережья. В результате создания новых конструкций кораблей с двойным корпусом появились коммерческие грузовые суда и танкеры, не нуждающиеся в помощи ледоколов. За этим последовала разработка новых технологий, предназначенных для освоения месторождений нефти и газа на большой глубине и в полярных условиях.

Экономические изменения. В последние десятилетия XX века растущий спрос на энергию в Западной Европе положил начало партнерству добывающих предприятий Советского Союза с рынками в Европе, что разрушило его экономическую изоляцию, которая возникла после Второй мировой войны. Распад СССР еще больше расширил доступ Европы к российским энергетическим ресурсам. Было признано, что российское сырье не только диверсифицирует источники энергии, но и открывает инвестиционные возможности для Запада. Заявление Геологической службы США о том, что в недрах Арктики, возможно, хранится до четверти мировых неразведанных запасов углеводородов, подстегнуло интерес европейских, а также восточно-азиатских и американских рынков к потенциальному освоению ресурсов российской Арктики.

Изменение климата. Возросшая доступность Арктики стала результатом кумулятивных изменений климата в последние 30 лет. Зимний ледяной покров уменьшился почти на 10%. Летние наблюдения 2007 г. показали, что площадь льдов сократилась на треть по сравнению со средним уровнем 1979–2000 годами. Подобные тенденции продолжатся в ближайшие десятилетия. В докладе Гидрометеорологической службы России Межправительственной группе экспертов по изменению климата за 2008 г. содержался прогноз, в соответствии с которым к 2040 г. зимняя температура на арктическом побережье увеличится почти на 4 градуса и на 2–3 градуса летом. Зимы станут менее суровыми, а реки и прибрежные районы будут свободными ото льдов более продолжительный период.

В течение нескольких десятилетий изменения претерпит флора региона, леса сместятся еще дальше на север, увеличатся периоды роста на юге. Особенно важно, что климатические аномалии и глобальное потепление будут способствовать доступности центральной части России и укреплению ее связи с остальным миром.

Изменение правового режима. В 1926 г. Советский Союз предложил разбить арктическую зону на сектора по линиям, проходящим от Северного полюса к восточному и западному оконечностям северного побережья СССР. Однако из-за недоступности Арктики это предложение не имело большого значения. Лишь на Третьей конференции ООН по морскому праву был поднят вопрос о границах национальной юрисдикции в море и было достигнуто всеобъемлющее соглашение.

Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. закрепила новые правила демаркации прибрежных государств на шельфе. В 1997 г. Россия присоединилась к Конвенции, определяющей суверенность ее территории в Арктике, в которую входит 12 морских миль акватории и 200-мильная ИЭЗ, уходящая вглубь побережья и включающая острова Северного Ледовитого океана. В Конвенции давалось комплексное определение континентального шельфа, открывавшее перспективу присоединения большей части морского дна, претензия на которое была заявлена в соответствии с секторным принципом 1926 года.

В предвкушении открытия новых ресурсов арктического дна право на юрисдикцию, в соответствии с указанным секторальным принципом, признавалось приоритетным. В 2001 г. Россия обратилась в Комиссию по границам континентального шельфа с предложением закрепить ее рубежи на основании географических и геологических особенностей своего континентального шельфа, указанных в Конвенции. Комиссия посчитала представленные данные недостаточными для вынесения постановления. Сейчас Москва собирает дополнительные материалы и подаст очередную заявку с учетом новых данных.

Государственная политика и геостратегия в Арктике

В основе эволюции России из сухопутной державы в морскую лежит не только государственное планирование, но и технологические, экономические, климатические и правовые изменения. Все последние политические инициативы России в сфере безопасности, развития, океанологии и транспорта включают планы освоения Арктики. Совет Безопасности РФ в сентябре 2008 г. подтвердил, что Арктика должна стать основной стратегической ресурсной базой России, и призвал воинские подразделения, в особенности пограничные войска, быть готовыми к защите государственных интересов в Арктике. Нефтяной и газовый потенциал региона уже продемонстрирован. Благодаря Норильску Россия стала крупнейшим мировым производителем никеля и палладия, мало кому уступая и в производстве меди, кобальта и платины. Дополнительный потенциал полезных ископаемых существует на Среднесибирском плоскогорье и на внутренних территориях, где уже добывают уголь, железо, алюминий, золото и алмазы.

С 2000 г. Северный морской путь вновь стал национальным приоритетом. Детальные рекомендации по строительству новых ледоколов и модернизации морских и речных портов включены Министерством транспорта в «Транспортную стратегию до 2030 года». Три новых атомных ледокола будут построены для замены устаревших – таким образом, ледокольный флот по-прежнему сможет обеспечивать круглогодичное функционирование СМП. Новые дизельные ледоколы планируется задействовать для обслуживания портов и шельфовых энергетических объектов, небольшие ледоколы предназначены для прибрежных и поисково-спасательных операций. Возрождение Северного морского пути должно сопровождаться развитием крупных рек как транспортных артерий. В этом отношении политика России в Арктике будет воздействовать на экономическое развитие всего арктического бассейна. Развитие рек откроет доступ не только к ресурсам крупнейших в мире лесов, но и запасам полезных ископаемых. Это также будет способствовать росту торговли сельскохозяйственными и промышленными товарами из южных районов арктического бассейна.

Экономическое развитие Арктики, безусловно, не обойдется без затрат. Появятся проблемы сточных вод и другие издержки сельского хозяйства, а также отходов промышленных предприятий и переработки древесины, увеличится загрязнение, связанное с жизнеобеспечением. Окружающая среда пострадает, если одновременно с новыми разработками не будут вводиться меры защиты от загрязнения и практика рационального использования земельных ресурсов.

Учитывая предстоящие затраты, в официальной программе развития Арктики особое внимание уделяется сбалансированному подходу. В 2006 г. Россия представила свой взгляд на устойчивое развитие в Арктическом совете. Эта политика и далее прорабатывается Министерством регионального развития.

У России также есть международные обязательства по защите качества воды и морской среды. Конвенция ООН по морскому праву включает обязательства по борьбе с источниками загрязнения на суше посредством принятия и исполнения национального законодательства. Развитие СМП связано с угрозой загрязнения от судов даже при нормальных условиях эксплуатации, не говоря уже о катастрофах.

В Конвенции ООН по морскому праву детально проработан вопрос ответственности в сфере борьбы с загрязнением от судов. Прибрежным государствам предоставлены широкие полномочия по применению недискриминационных и научно обоснованных стандартов в покрытых льдом районах соответствующих ИЭЗ для защиты морской среды. Более того, Россия взяла на себя обязательство регулировать использование СМП, а ее морская политика официально признает «общепринятые нормы международного права и международные договора Российской Федерации в осуществлении морской деятельности».

Внешняя политика России направлена на признание Арктики зоной мира и сотрудничества. Этот принцип включен в двусторонние соглашения о границе с США и Норвегией, в Илулиссатское соглашение между арктическими государствами, в приложение Конвенции ООН по морскому праву, в документы Арктического совета, Международной морской организации (ММО) и других международных организаций.

С ростом морской торговли Россия будет проявлять все больший интерес к поддержанию свободы навигации на мировом уровне и обеспечению безопасности своих прибрежных вод. Продвижению российских геополитических интересов в Арктике будет способствовать стратегия расширения ее возможностей как морской державы посредством участия в Арктическом морском партнерстве, включающем единые нормы и принципы безопасности, науки, обмена информацией, разработки океанических ресурсов, защиты и сохранения окружающей среды. Такое партнерство подразумевает взаимовыгодное морское сотрудничество и способствует тому, чтобы географическая ось Арктики стала зоной мирной кооперации, не позволяя зоне конфликта сместиться с юга и запада Евразии на север.

Элементы такого партнерства включают:

Укрепление верховенства права. Россия и США должны показать пример соблюдения правовых норм в Арктике. Москве следует наконец ратифицировать соглашение о морской границе с Соединенными Штатами, а США – присоединиться к Конвенции ООН по морскому праву. Твердая приверженность единому пониманию Конвенции по морскому праву поможет арктическим государствам разрешить спорные вопросы и ввести нормы управления территорией Арктики, которые будут приняты другими странами, заинтересованными в арктическом транзите, освоении ресурсов и проведении научных исследований.

Надзор за деятельностью и политикой в Арктике. Арктический совет необходимо рассматривать как основной форум для обсуждения вопросов политики в Арктике, даже если определенные действия проводятся в соответствии с полномочиями и под надзором других организаций (например, переговоры по кодам конструкции арктических судов в ММО).

Военное сотрудничество и действия в чрезвычайных ситуациях. Повышение оперативности всех арктических стран на случай стихийных бедствий и техногенных катастроф. Нет нужды, чтобы у каждого государства имелся весь спектр судов, самолетов, спутников и станций наблюдения, а также спасательного оборудования. Обмен информацией об имеющихся средствах, совместное планирование и подготовка операций принесет пользу всем арктическим странам, обеспечив взаимопомощь и взаимодействие.

Морская безопасность и согласование действий. Арктические государства во главе с Россией и Соединенными Штатами должны быть готовы к чрезвычайным ситуациям в море – от поисково-спасательных операций до крупных катастроф, включая повреждение судна и разлив нефти. Лидерство арктических государств в ММО поможет избежать разнобоя в судовых конструкциях, а порой явного несоответствия в применении норм использования трансарктических судов. При этом сотрудничество в сфере регионального рыболовства обеспечит устойчивый промысел и позволит избежать сверхнормативного вылова. Соглашение между Россией и США о разделении трафика и мониторинге в Беринговом проливе является важным шагом в обеспечении безопасности в Арктике.

Обмен информацией. Поддержание морской безопасности. Управление ресурсами и защита морской экологии посредством сбора, анализа и открытия доступа к точной своевременной информации, касающейся деятельности человека, состояния океана, ледового покрова и климата. Совместное наблюдение и слежение за кораблями и самолетами, их идентификация (особенно не принадлежащих арктическим государствам) будут необходимы для достижения максимальной эффективности ограниченных средств мониторинга в Арктике.

Наука об Арктике. Проведение исследований всеми заинтересованными сторонами и обмен результатами будет только приветствоваться. Прибрежные государства должны облегчить процедуру апробации иностранных научных исследований в пределах их ИЭЗ, обеспечивая взаимодействие и обмен данными. Успешные полярные научные программы многостороннего характера заслуживают поддержки из национальных источников, им следует обеспечить доступ к данным, не касающимся безопасности и коммерческой тайны.

Интерес к Арктике неарктических стран. Привлечение всех сторон к дискуссиям, касающимся их интересов в Арктике. Неарктические страны могут иметь свои интересы, они имеют право бороздить арктические воды. В то же время коренные народы заинтересованы в сохранении и развитии своей культуры, занимаясь традиционными промыслами, торговлей и хозяйственной деятельностью, в частности теми ее видами, которые стали возможны благодаря потеплению в Арктике. Все имеют право на участие в мероприятиях по регулированию деятельности в Арктике, если это затрагивает их существенные интересы, не только в рамках Арктического совета, но и в других организациях и в соответствии с другими соглашениями, касающимися Арктики.

Заключение

Старая геостратегия взятия в кольцо и сдерживания России ушла в прошлое. В XXI веке новое геополитическое видение России позволяет ей занимать достойное место не в качестве изолированного материкового государства, а в ряду других морских держав, которые черпают ресурсы на побережье Северного Ледовитого океана и в огромном арктическом бассейне. К середине века Северный морской путь, вероятно, станет регулярным судоходным маршрутом, вначале сезонным и требующим использования ледоколов, но, возможно, постепенно расширяющимся по мере изменения климатических условий.

Открытие в XXI веке доступа к Арктике позволит России развиваться и расти в качестве морской державы, вначале только региональной – на Севере, но затем ее влияние может распространиться везде, куда торговый флот доставляет российские товары и откуда он возвращается с иностранной продукцией.

Подобное превращение грозной сухопутной державы Маккиндера и Спайкмена в одну из первоклассных морских держав потребует объединенных усилий. Тем самым произойдет встраивание новой, «морской» России в систему сотрудничества и партнерства с другими океанскими странами. Приверженность правовым нормам, обмен информацией, совместные операции по обеспечению безопасности и сотрудничество в разработке политики позволят сохранить Арктику как регион мира даже в условиях необходимости поддержания прибрежными государствами своих военно-морских сил и обеспечения своих прав в регионе.

Вокруг этой новой «географической оси» XXI века не избежать конфликтов, но приверженность нормам международного права и уважение суверенитета прибрежных и отдаленных государств сделают конфликты скорее политическими, чем военными. В отличие от «Большой игры» в азиатской геополитике XIX века, а также противостояния центральной части Евразийского континента периферии в XX веке, сегодня формируется институциональная база конструктивного сотрудничества. Конвенция по морскому праву, Илулиссатская декларация и Арктический совет заложили основы для мирного развития морских путей в Арктике и признания прав прибрежных держав на использование, разработку и защиту органических и минеральных ресурсов в арктических морях и на их дне. Для вящей пользы региона в отношениях между арктическими государствами сотрудничество должно преобладать над конфронтацией, а морскую политику следует основывать на Арктическом морском партнерстве.

«Одно из важнейших событий»: как Дорога Победы повлияла на судьбу Ленинграда в годы Великой Отечественной войны

Как Дорога Победы повлияла на судьбу Ленинграда в годы Великой Отечественной войны

7 февраля 2023, 12:55
Святослав Князев, Елизавета Комарова

80 лет назад на Финляндский вокзал Ленинграда прибыл первый поезд, прошедший по Дороге Победы — специальной магистрали, проложенной между Полянами и Шлиссельбургом сразу после прорыва блокады города Красной армией в ходе операции «Искра». Новая железнодорожная линия позволила существенно расширить снабжение Ленинграда, который ещё был частично блокирован гитлеровскими войсками. По словам историков, запуск железнодорожного сообщения между Ленинградом и «большой землёй» стал одним из ключевых событий, сорвавших планы Гитлера по уничтожению города.

«Одно из важнейших событий»: как Дорога Победы повлияла на судьбу Ленинграда в годы Великой Отечественной войны

  • Первый поезд, прибывший в блокадный Ленинград по дороге Поляны — Шлиссельбург на Финляндский вокзал.
  • © Wikimedia Commons / CC BY 4.0

7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал Ленинграда прибыл первый поезд после начала блокады города нацистами. Он прошёл по магистрали, которая в сжатые сроки были построена между Полянами и Шлиссельбургом после прорыва кольца блокады советскими войсками. Как отмечают историки, Дорога Победы сыграла важную роль в срыве планов гитлеровского командования по уничтожению Ленинграда.

Дорога жизни

При нападении на Советский Союз руководство гитлеровской Германии придавало большое значение захвату Ленинграда. Против города были брошены огромные силы вермахта и финской армии. В июле 1941 года гитлеровцы начали наступление на дальних подступах к городу. Несмотря на отчаянное сопротивление советских войск, нацисты смогли в начале сентября взять город в кольцо, полностью блокировав его по суше от остальной территории СССР.

Все попытки нацистов захватить город штурмом провалились. По словам историков, это сорвало планы гитлеровского командования развернуть группу армий «Север» на Москву и в значительной мере предопределило поражение вермахта при попытке захвата столицы СССР. Однако положение блокадного Ленинграда оказалось крайне тяжёлым.

Ещё в начале сентября германская авиация разбомбила в Ленинграде Бадаевские склады, на которых хранились значительные запасы продовольствия. Из-за этого в городе пришлось резко сократить нормы выдачи продуктов. С 20 ноября до 25 декабря 1941 года рабочим выдавали по 250 г хлеба на день, остальным жителям города — всего по 125 г.

Положение становилось катастрофическим. По словам историков, зимой 1941—1942 годов количество ленинградцев, погибавших от голода, холода, болезней и гитлеровских бомбардировок, составляло около 4 тыс. в день. Ситуацию удалось немного улучшить благодаря подвозу грузов по Дороге жизни — пути, который в тёплое время года проходил по воде Ладожского озера, а после начала ледостава — по льду. По Дороге жизни в Ленинград доставлялись продукты питания, топливо, оружие, боеприпасы.

  • «Жители Ленинграда в очереди за водой». Жители блокадного Ленинграда набирают воду, появившуюся после артобстрела в пробоинах в асфальте. Россия, Ленинград — Невский проспект между Гостиным двором (здание слева) и площадью Островского
  • © Wikimedia Commons / Борис Кудояров / CC-BY-SA 3.0

Ладожский путь подвергался авиаударам и обстрелам из тяжёлых орудий. Нацисты пытались перерезать его, высаживая десанты. Несмотря на всё это, по Ладожскому озеру с «большой земли» в Ленинград были переправлены 1615 т грузов и подкрепление — около 300 тыс. человек. В то же самое время возможности Дороги жизни были ограниченны.

«Через Ладогу снабжать Ленинград достаточным количеством всего необходимого было невозможно», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник Музея железных дорог России Вячеслав Мосунов.

Возможности снабжения Ленинграда существенно расширились на фоне проведения операции «Искра».

Первый поезд с «большой земли»

12 января 1943 года началась операция «Искра». Войска Ленинградского и Волховского фронтов развернули успешное наступление на позиции вермахта южнее Ладожского озера. Утром 18 января 136-я стрелковая дивизия и 61-я танковая бригада Ленинградского фронта соединились в Рабочем посёлке №5 с частями 18-й стрелковой дивизии 2-й ударной армии, двигавшейся им навстречу. Кольцо блокады было разорвано. К 30 января советским войскам удалось закрепить свой успех. Между Ленинградом и «большой землёй» появился сухопутный коридор шириной 8—11 км.

Уже в день прорыва блокады Государственный комитет обороны принял решение о строительстве новой железнодорожной линии между станцией Шлиссельбург и платформой Поляны на 71-м км магистрали Ленинград — Волховстрой.

Руководить строительством поручили начальнику правления военно-восстановительных работ №2 Ивану Зубкову. До войны он возглавлял строительство Ленинградского метрополитена. 22 января стартовали работы по прокладке железной дороги, которые проходили одновременно с запада и востока.

Также по теме

«Символ несгибаемости и героизма»: как Красная армия освободила Ленинград от блокады

75 лет назад советские войска полностью сняли длившуюся почти два с половиной года блокаду Ленинграда. За эту победу Советский Союз.

Новая линия должна была пройти через бывшие синявинские торфоразработки. Проводить строительные работы в болотистой, сильнопересечённой местности было чрезвычайно сложно. Из-за нехватки времени шпалы и рельсы укладывали прямо на снег. Основанием пути была промёрзшая болотистая почва. Работать приходилось во время снежных буранов, под артиллерийским и миномётным огнём нацистов. Но с технической точки зрения существовали и более серьёзные сложности.

«Самой большой инженерной проблемой было строительство моста через Неву», — отметил Вячеслав Мосунов.

Мостовой переход у Староладожского канала был возведён за 12 дней. Работы по его строительству велись круглосуточно. Его длина была 1,3 тыс. м. Он представлял собой низководную эстакаду, рассчитанную на эксплуатацию в зимнее время. Свайные опоры речной части были скреплены между собой только льдом и верхней частью моста. 2 февраля эстакада успешно выдержала практические испытания — по ней прошёл первый поезд с укладочными материалами. Четыре дня спустя по эстакаде двинулись воинские эшелоны.

7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал Ленинграда впервые с начала блокады прибыл поезд с «большой земли». По аналогии с Дорогой жизни новую линию начали называть Дорогой Победы.

  • Встреча воинов 2-й ударной и 67-й армий, 18 января 1943 года, фотография Д. Козлова
  • © Wikimedia Commons / Dmitriy Kozlov / CC-BY-SA 3.0

«Первым пришёл продовольственный поезд, который доставил в Ленинград масло», — рассказал Вячеслав Мосунов.

«В прямой видимости противника»

После того как на линии было открыто движение, строители приступили к возведению высоководного железнодорожного моста, находившегося в 500 м от эстакады. При этом использовалась предложенная академиком Григорием Передерием технология свайных опор с ограждением в виде сплошной стенки с засыпкой камнем.

Несмотря на обстрелы противника, мост был возведён чрезвычайно быстро. Первый, обкаточный поезд испытал его 18 марта, а на следующий день по мосту было открыто полноценное движение. Длина нового моста составила 852 м, высота — 8,21 м.

Эстакаду изначально планировали разобрать. Но из-за постоянных обстрелов со стороны нацистов её решили сохранить в качестве запасного перехода. Для этого в её конструкцию внесли ряд изменений.

  • Бойцы Волховского фронта в наступлении во время прорыва блокады Ленинграда, январь 1943 года
  • © Wikimedia Commons

«Железная дорога находилась в прямой видимости противника. Её постоянно обстреливали. Гибли люди, подвергались разрушению пути», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник музейно-мемориального комплекса «Дорога жизни» Александр Войцеховский.

19 марта 1943 года Военный совет Ленинградского фронта принял решение о строительстве дополнительного обходного пути. Он проходил в двух-трёх километрах к северу и был лучше укрыт от противника рельефом местности.

С 8 февраля 1943 года по Дороге Победы должны были круглосуточно ходить четыре пары поездов. Однако выдержать такой график не удалось.

  • Паровоз ЭМ−721-83, установленный на железнодорожной станции Петрокрепость в Ленинградской области в память о железнодорожниках Дороги Победы
  • © Wikimedia Commons / Sergey Kudryavtsev

«Из-за того что подавить вражескую артиллерию сначала не получилось, поезда пускать удавалось сначала только по ночам», — отметил в разговоре с RT заведующий научно-методическим отделом Музея Победы Андрей Горбунов.

По словам историков, в тёмное время суток старались пропускать по три пары поездов: три в направлении Ленинграда и три — в противоположную сторону. Однако руководство железной дороги не сдавалось и искало способы повысить её пропускную способность: разрабатывалась специальная система светофоров, поезда пускали потоком (одни сутки в сторону Ленинграда, другие — в направлении «большой земли»). В отдельные ночи между Шлиссельбургом и Полянами проходили до 20—25 составов.

После того как морозы отступили, началось размывание путей. Рабочие постоянно укрепляли и ремонтировали железную дорогу под гитлеровскими обстрелами. Благодаря усилиям железнодорожников в октябре количество поездов, проследовавших в Ленинград за месяц, достигло 436. Всего в 1943 году в Ленинград было пропущено 3105 поездов, а из Ленинграда — 3076. В город они везли продукты, топливо и боеприпасы, а на «большую землю» эвакуировали нетрудоспособное население и заводское оборудование.

  • Стела «Стальной путь», посвящённая Дороге Победы, установленная на станции Петрокрепость
  • © Wikimedia Commons / CC BY-SA 4.0

По словам Александра Войцеховского, советские войска охраняли железную дорогу и пытались оттеснить от неё нацистов. В сентябре 1943 года красноармейцы овладели Синявинскими высотами, лишив врага возможности наблюдать за движением поездов. Для защиты магистрали были созданы специальные контрбатарейные и зенитные подразделения. На мостах через Неву были организованы мероприятия по задымлению.

Точные объёмы перевозки между Шлиссельбургом и Полянами историкам неизвестны. Но всего по Дороге жизни и Дороге Победы (а перед этим — по Октябрьской железной дороге) в 1943 году было доставлено более 4 млн т грузов, включая 630 тыс. т продовольствия. В январе 1944 года в связи с полным снятием блокады с Ленинграда Дорога Победы утратила своё значение в снабжении города, однако её роль в событиях 1943 года, по словам историков, сложно переоценить.

«Ленинград не мог сам себя обеспечивать и жил за счёт привоза. Поэтому открытие Дороги Победы — одно из важнейших событий в 1943 году на северо-западном направлении. После этого гитлеровский план по уничтожению Ленинграда окончательно провалился», — подчеркнул Вячеслав Мосунов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *